Мера величия

Уильям ПИРС

Pierce TMOG 01 Hitler profile

Двадцатого апреля этого {1989} года исполняется 100 лет со дня рождения величайшего человека нашей эпохи, человека, который в сравнении с любым другим человеком нашего времени дерзнул на большее и достиг большего, выше поставил цель и выше поднялся, глубже чувствовал и мощнее волновал души тех, кто его окружал, был восприимчивее к Жизненной Силе, пронизывающей космос и наделяющей его смыслом и целью, и сделал больше ради служения этой Жизненной Силе.

При этом, однако, его осуждают и ненавидят сильнее, чем кого бы то ни было другого. Лишь несколько десятков тысяч рассеянных по всему миру мужчин и женщин соберутся вместе 20 апреля, чтобы с любовью и почтением отметить день его рождения, а в это время все писаки и комментаторы из зависимых СМИ, зависимые политики и зависимое священство будут выплёскивать в его адрес злобу, ненависть и ложь, и в эту ложь уверуют сотни миллионов.

Какой мерой измерить величие человека?

Только самый неотесанный и узколобый демократ станет всерьёз равнять величие с популярностью — и всё-таки при любом опросе среди обычных граждан с целью выяснить, кого они считают величайшим человеком столетия, очень многие непременно отдадут голос за Элвиса Пресли, Джона Кеннеди, Билли Грэма, Майкла Джексона и разную прочую примелькавшуюся мелкоту: за харизматичных затейников политической сцены, рок-кумиров, звёзд зрелищного спорта и т. д., и т. п.

Более серьёзные граждане проголосуют не за эту шелуху, а за людей, которые чем-то изменили мир. Выбор человека может пасть на Франклина Рузвельта (“спас мир от фашизма”), Альберта Эйнштейна (“раскрыл нам природу вселенной”) и Мартина Лютера Кинга (“помог нам добиться расовой справедливости”) — смотря по тому, тяготеет ли этот человек, соответственно, больше к политике, науке или уничижению собственной расы.

Но если бы опрос предлагал выбрать самого порочного, самого ненавистного человека столетия или человека, который принёс в мир больше всего зла, то по крайней мере три четверти наших рабочих и служащих назвали бы имя одного человека — Адольфа Гитлера. Однако такой выбор они бы сделали, опираясь лишь на представление о его роли, которое навязывают зависимые средства информации, а не на действительно компетентное и взвешенное решение.

Всё это ставит перед нами несколько очень интересных вопросов. Среди них, например, вопрос о том, как мы пришли к тому нелепому положения вещей, что господствует сегодня, при котором мы вручаем судьбу нашей страны, нашей планеты и нашей расы толпе избирателей, чьи способности к здравому суждению отчётливо видны по тому, какого сорта развлекательные телепрограммы в угоду их предпочтениям ставятся на лучшее эфирное время и какого сорта людей они своим голосованием ставят на государственные должности. И возникает ещё один столь же важный вопрос: как вышло, что, зная, насколько просто увести массу с верного пути, мы позволили практически всем средствам массовой информации и развлечения попасть в руки расы, чьи интересы столь диаметрально противоположны нашим собственным.

Может быть, даже большее отношение к пониманию человеческого величия имеет вопрос о том, как получилось, что наша система ценностей перевернулась с ног на голову, так что Франклин Рузвельт предстаёт героем, а Адольф Гитлер злодеем не только в глазах вялой и ошеломлённой массы, но и для большинства вроде бы “образованной” элиты, многие представители которой гордятся независимостью своего мышления.

Судим ли мы о величии человека по врождённым качествам его характера и души или по его достижениям, Адольф Гитлер обладал величием очень высокого порядка — если мы применяем стандарты, которые испокон бытовали у нашей расы.

Мы, конечно, не можем взять для сравнения всех “безмолвных и безвестных Мильтонов”, что остались безымянными, поскольку не добились ярких свершений, несмотря на безупречные внутренние качества, которые могли быть им присущи. Но если сопоставить характер Гитлера с характерами других политических лидеров XX века, он возвысится над ними, как великан над карликами.

На прозаическом уровне мы можем отметить его аскетические личные привычки в сравнении с закоренелым пьянством и пресловутым самопотворством Уинстона Черчилля; или его личную преданность тем, кто был его соратниками в дни политической борьбы, в сравнении с обыкновением Иосифа Сталина десятками умерщвлять своих прежних товарищей как потенциальных соперников, лишь только их услуги становились ему более не нужны; или его открытую, искреннюю, чистосердечную манеру поведения в сравнении с лукавым коварством, которое было фирменным стилем Франклина Рузвельта.

На духовном уровне внутренние различия между Гитлером и его современниками ещё более разительны. Гитлер с самого начала осознавал своё предназначение. Свидетельства самых близких его сподвижников, начиная с его юношеских лет и до конца жизни, совпадают с высказываниями более отстранённых и непредвзятых наблюдателей: Гитлер мистически ощущал своё предначертание, чувствовал, что избран некой высшей силой, велевшей ему посвятить жизнь служению своей расе.

Друг его детства Август Кубичек рассказал по этому поводу поразительную историю из тех времён, когда Гитлеру было всего 16 лет (August Kubizek, Adolf Hitler, mein Jugendfreund [Грац, 1953], стр. 127135). Двадцать лет спустя, находясь в тюрьме после неудачной попытки государственного переворота, Гитлер самолично поведал о своих побудительных причинах, и эти слова дают нам представление о силе его предвидения:

“Мы ведём борьбу за обеспечение существования и за распространение нашей расы и нашего народа. Мы ведём борьбу за обеспечение пропитания наших детей, за чистоту нашей крови… чтобы народ наш действительно мог выполнить ту историческую миссию, которая возложена на него творцом вселенной.

Каждая наша мысль и каждая наша идея, вся наша наука и всё наше знание — всё должно служить только этой цели. Только с этой единственной точки зрения должны мы проверять целесообразность того или другого средства. В этом случае никакая теория не сможет закостенеть, ибо в наших руках всё будет служить только жизни…

… народническое (фёлькиш) миросозерцание главную роль признает за расой. Народничество принципиально видит в государстве только средство к цели, самую же цель видит в сохранении расовых основ человечества…

… народническое миросозерцание идёт рука об руку с действительными велениями природы. Оно помогает восстановлению свободной игры сил, которая одна только ведёт к высшему совершенству и одна только способна содействовать победе лучшей расы, которая должна владеть всей землёй.

Все мы предчувствуем, что в отдалённом будущем перед человечеством возникнут проблемы, которые будут по плечу только высшей расе. И только эта высшая господствующая раса, опираясь на все средства и возможности всего земного шара, призвана будет разрешить эти проблемы…

Итак, высшей целью действительно народного государства должна быть забота о сохранении того основного расового ядра, которое одно только способно создавать культуру, дарить человечеству красоту, достоинство и всё высокое. Мы, арии, понимаем под государством только живой организм расы, который не только обеспечивает само существование этой расы, но обеспечивает ей также возможность дальнейшего более высокого развития всех заложенных в ней способностей до степени самой высшей свободы…

Наше государство поставит институт брака на такую высоту, которая соответствовала бы его высокому призванию — давать потомство людей, являющихся образом и подобием божиим, а не потомство, состоящее из помеси человека и обезьяны…

Наше государство сделает расу средоточием всей общественной жизни. Наше государство будет систематически заботиться о сохранении чистоты расы. Оно объявит ребёнка самым ценным достоянием народа. Оно позаботится о том, чтобы потомство производили только люди здоровые…

Наше государство должно поставить всё дело воспитания так, чтобы суметь вырастить поколение, которое действительно окажется на высоте предстоящих задач.

кто хочет излечить нашу современность от её внутренних болезней, от всего её гнилья, тот прежде всего должен иметь смелость взглянуть правде в лицо и найти причины болезни. Эту задачу и берёт на себя национал-социалистическое движение. Мы хотим во что бы то ни стало преодолеть все пошлые предрассудки современности, мы хотим во что бы то ни стало в недрах нашего народа найти и сорганизовать ту силу, которая сумеет расчистить дорогу новому миросозерцанию…

Мы тоже не такие простаки, чтобы верить, что нам удастся создать такой строй, в котором совсем не будет никаких недостатков. Однако это не освобождает нас от обязанности бороться против тех ошибок, которые уже сейчас вполне ясны, преодолевать слабости и стремиться к идеалу. Суровая действительность сама уже позаботится о том, чтобы внести более чем достаточное количество ограничений к нашему идеалу. Но именно поэтому люди и должны всеми силами своей души стремиться к великой цели. Отдельные неудачи не должны отклонять нас от этого. Ведь не отказываемся же мы от судов только потому, что иногда бывают судебные ошибки; ведь не отказываемся же мы от медицины только потому, что болезни всё равно останутся на земле…

Мы, национал-социалисты, вполне отдаём себе отчёт в том, что, защищая выше развитые взгляды… мы выступаем как революционеры, каковыми нас и клеймят на каждом шагу. Однако мы мыслим и действуем совершенно независимо от того… будут ли нам аплодировать или будут нас порицать. Для нас существует только одно обязательство: то, которое возлагается на нас истиной” (“Моя борьба”).

Противники Гитлера Черчилль и Рузвельт были партийными политиками, с умом и душою партийных политиков. Для них совершенно ничего не значили такие великие безличные цели, как истина. Смысл имело лишь одобрение или неодобрение современников: исход следующих выборов, хвалебные отзывы в прессе, голоса избирателей. Только Сталин в некоторой мере разделял презрение Гитлера к чужому одобрению; только Сталиным хоть в какой-то степени двигала безличная идея. Но идея, которой служил Сталин, была инородной и разрушительной — идеей еврейского марксизма. И если Гитлер с его инстинктом провидца служил Жизненной Силе, то Сталин с его инстинктом бюрократа и палача служил марксизму. Сравнив пути, которыми они шли к власти, мы сможем таким же образом распределить их по величию души. Черчилль и Рузвельт родились в семьях политической элиты. Долгие годы они харчевались из государственной кормушки, то на одной должности, то на другой, жадно хватаясь за всякую возможность получить порцию помоев побольше. Но на сцену мировой истории их выдвинули лишь обстоятельства, а не личные усилия.

Сталин, вырубая себе место в истории, действовал намного самостоятельнее, чем его западные союзники, и был несравнимо сильнее любого из них. Он был жесток, беспощаден, безмерно коварен и неколебимо настроен одержать верх, невзирая на любые помехи. И всё же его борьба за признание и власть проходила всецело внутри партии большевиков и её предшественниц. Он был виртуозом бюрократической внутрипартийной борьбы, а не новатором и не первопроходцем-одиночкой.

Pierce TMOG 02 Adolf Hitler and Emil Maurice in Landsberg
Гитлер и Эмиль Морис в общей комнате для заключённых национал-социалистов в Ландсберге. Ильзе Прёль, будущей жене Рудольфа Гесса, тогда удалось пронести в тюрьму фотоаппарат.

Один лишь Адольф Гитлер начал буквально с пустого места и сверхчеловеческим усилием воли создал материальную основу для воплощения своих замыслов. В 1918 г., оправляясь в госпитале для ветеранов от последствий английской газовой атаки, он принял решение пойти в политику, чтобы служить этим замыслам. Он был 29-летним инвалидом без денег, без семьи, без друзей и связей, без высшего образования и без всякого опыта. Его страной правили либералы, евреи и коммунисты, так что и он сам, и все, на чью поддержку он мог рассчитывать, совсем ни на что не влияли.

Пять с половиной лет спустя его приговорили к пятилетнему тюремному заключению за политическую деятельность, и его враги было решили, что на этом конец и ему, и его движению. Но со времени заключения не прошло и девяти лет, как он стал канцлером Германии, имея под своим началом сильнейшую и самую прогрессивную нацию Европы. Он создал национал-социалистическое движение и привёл его к победе, несмотря на организованное противодействие всех влиятельных сил той эпохи: консерваторов, либералов, коммунистов, евреев и христиан.

А затем он преобразил Германию, вытащив её из экономической депрессии (в то время как американцы при Рузвельте всё так же стояли в очередях за бесплатным супом), восстановив её дух (а также значительную часть территории, отнятой у неё странами, победившими в Первой мировой войне), развивая её задатки к художественному и научному творчеству и вызывая восхищение (а временами и зависть с ненавистью) у других стран. Едва ли во всей мировой истории найдётся достижение, сравнимое с этим. Даже те, кто не понимает истинного значения его свершений, вынуждены это признать.

В чём же состояло истинное значение трудов Гитлера? Савитри Деви, одна из самых горячих его поклонниц в Индии, дала нам поэтический ответ на этот вопрос. Она писала:

“… идея национал-социализма по своей сути превосходит не только Германию и наше время, но и арийскую расу и вообще всё человечество, как и любую другую эпоху; в конечном счёте она выражает ту таинственную и неистощимую Мудрость, согласно которой живёт и творит Природа: безличную мудрость первобытного леса, океанских глубин и сфер в тёмных просторах космоса; и Адольф Гитлер славен не только тем, что вернулся к этой божественной Мудрости — заклеймив позором глупое человеческое увлечение “интеллектом”, его детскую гордость “прогрессом” и его преступное стремление поработить Природу, — но и тем, что сделал её основой практического курса возрождения во всемирном масштабе, именно сейчас, в нашем перенаселённом, излишне цивилизованном и технически переразвитом мире, в самом конце Тёмного Века” (Савитри Деви, “Молния и Солнце”, ч. IV, гл. XIII).

Говоря более прозаически, труд Гитлера, в отличие от работы его современников, был выше политики, выше экономики и выше национализма. Он мобилизовал мощь современного государства и поставил её на службу нашей расе, чтобы наша раса смогла послужить достойным проводником Жизненной Силы.

Восприимчивые и идеалистичные молодые люди из всех стран Европы — а также из многих стран за пределами Европы — прониклись этим значением и во множестве устремились служить ему и сражаться за его дело, не убоявшись ни хулы, ни и гонений от своих ограниченных и узколобых соотечественников. Никогда ещё мир не знал элитной боевой силы, равной войскам СС, в которых к концу Второй мировой войны состояло больше иностранцев, чем немцев.

Хулители Гитлера, разумеется, утверждают, что эта война была его огромным провалом и даже якобы доказывает, что он был лишён величия. На самом же деле она всего лишь доказывает, что он был человеком, а не богом, хотя через него и проявлялась божественная воля, и что творить чудес он не умел. Он не мог обороняться вечно, ведь правительства почти всего мира объединёнными силами развязали тотальную войну с целью его ниспровергнуть и уничтожить его свершения, для того чтобы и они сами, и те круги, чьим интересам они служили, могли снова заняться “обычным бизнесом”. Но и здесь он проявил себя гораздо лучше, чем любой из его неприятелей.

И в конечном итоге величие Адольфа Гитлера будет определять не поражение или победа в той войне, а кто — он или его неприятели — выступал на стороне Жизненной Силы; кто — он или они — служил делу Истины и человеческого прогресса. Сегодня нам достаточно оглянуться по сторонам, и станет ясно, что это были не они.

small Swastika for posts 50x50

Источник: The Measure of Greatness by William Pierce, 1989

Реклама

Мера величия: Один комментарий

  1. Уважаемые администраторы, верните фон,который был или смените на спокойнее цвет. Красный крайне раздражает и мешает чтению.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s