История американского национал-социализма. Часть VI: Роквелловские годы (1959-1967).

Мартин КЕРР

“Роквелловские годы”

Когда речь заходит об истории Движения, период с 1959 по 1967 гг. обычно называют “роквелловскими годами” — и вполне справедливо. 8 марта 1959 г. Джордж Линкольн Роквелл впервые поднял в Арлингтоне (шт. Вирджиния) Свастичное знамя, а 25 августа 1967 г. погиб там от пули убийцы. Действительно, в течение этих лет на нашей стезе подвизались и другие организации НС толка или сочувствующие национал-социализму. Некоторые из них были старше партии Роквелла, например, Национальная партия за права штатов {NSRP} и Партия национального возрождения, о которых мы прежде говорили. Другие возникли как осколки или соперники роквелловского Движения, например, Белая партия Америки и Американская национальная партия. В свою очередь, NSRP и Белая партия были крупнее, чем Американская нацистская партия Роквелла.

Kerr THOANS 06-01 Rockwell and-supporters 1967
Линкольн Роквелл во главе чикагского Марша Белых людей, 10 сентября 1966 г. Слева на фото его будущий убийца Джон Патлер (Патсалос).

Но именно Роквелл во всех отношениях главенствовал на этой стезе: благодаря, в первую очередь, именно ему, широкие слои были наслышаны о Движении, и он проложил новое направление в теоретическом развитии национал-социализма. За рубежом по его инициативе был учреждён Всемирный союз национал-социалистов, а внутри страны он создал прецедент массовых национал-социалистических выступлений, организовав в 1966 г. восстание Белых чикагцев. В то время как его конкуренты в движении по защите Белых трудились в безвестности, имя Роквелла было у всех на устах. Во всём ощущался его энергичный характер — он стал образцом, по которому оценивали других лидеров и организации.

Как всё начиналось

Что касается материальных средств и людских ресурсов, Роквелл начинал с нуля; он был один, не имея даже утешения в жене и детях. Срок аренды дома, где он жил, должен был скоро истечь, и тогда же должны были забрать у него маленький офсетный печатный станок, стоявший в подвале. Политические связи, которые он имел в движении по защите Белых, были рассеяны по всей стране; большей частью они уже состояли в различных мини-партиях и новизны не искали. В финансовом смысле он был банкрот.

Но то, чего ему недоставало с внешней стороны, более чем компенсировалось его внутренними богатствами: отвагой, умом, воображением и напористостью.

Вдоль стены гостиной он развесил огромное Свастичное знамя. Дом (и штаб-квартира) располагался на оживлённой улице, и через венецианское окно флаг был виден проезжавшим водителям и пешеходам. Он открыл двери для любопытствующих и все вечера проводил в обсуждениях и спорах с теми, кто к нему заходил. Слава о настроенном против евреев капитане ВМС, у которого на стене висит флаг со Свастикой, быстро разошлась, и через несколько недель у Роквелла появились первые последователи. Затем о нём напечатали в газетах, и родилось Роквелловское движение.

Для новой партии он выбрал длинное и неуклюжее название. Он назвал её “Американской партией Всемирного союза национал-социалистов за свободное предпринимательство”. “Американской партией” называлась одна нативистская {антииммигрантская} политическая партия XIX века, которая придерживалась своего рода проторасиалистской националистической идеологии. Слова “за свободное предпринимательство” отражали первоначальную настороженность Роквелла по поводу социалистической составляющей национал-социализма. Дело в том, что те, кого он первыми привлёк в партию, почти без исключения пришли, по выражению СМИ, из “крайне правого” лагеря, где слово “социализм” было ругательством. Для своих членов Роквелл разработал форму цвета хаки, похожую на форму класса “А”, принятую в ВМС США. На левом рукаве полагалось носить повязку со Свастикой. Роквелл внёс своё новшество, поместив в центре Свастики небольшой синий кружок. Он символизировал земной шар и тем самым международный характер роквелловского расиализма. Почти тотчас же первоначальное название партии сократили просто до “Американской нацистской партии”. Именно под этим именем она будет известна на протяжении всей жизни Роквелла, и под ним же американский национал-социализм известен широкой общественности до сего дня.

Стратегический план Роквелла

Роквелл провёл всю свою взрослую жизнь в военно-морских силах США. Он нёс службу и во Вторую мировую, и в Корейскую войну. Какое-то время он входил в состав военно-морской миссии США в Бразилии. Стало быть, он кое-что понимал в военных операциях и стратегическом планировании. В отличие от глав многих других движений, которые слепо врывались на политическую арену, плохо представляя или вовсе не имея представления о том, что делают, у Роквелла имелся план.

Он называл его “Четырёхэтапным планом”, а разработан он был с тем, чтобы из полной безвестности и бессилия на самом краю американского политического спектра довести Роквелла и АНП до Белого дома.

Вот эти четыре этапа:

ЭТАП ПЕРВЫЙ: путём всевозможной агитации добиться того, чтобы об АНП заговорили все, чтобы о ней узнал каждый Белый американец. Роквелл знал, что СМИ привычно обходят вниманием организации расовых националистов. Как следствие, они сами и их программы были совершенно не известны широкой общественности. Однако он верно предугадал, что если открыто выступить как “нацист” со всеми должными атрибутами вроде Свастики, хвалебных речей в адрес Адольфа Гитлера и программы, которая, помимо прочего, предусматривала бы газовые камеры для “еврейских изменников”, то он сумеет создать в глазах общественности настолько скандальное представление о себе, что средства информации не смогут его замолчать. Он заставит подконтрольные евреям СМИ сделать ему необходимую рекламу вопреки их желанию. Недостатки такого подхода были двоякими:

1. То представление о национал-социализме, которое он создавал у общественности, не было серьёзным, это был, скорее, его карикатурно раздутый образ.

2. Отзывы о партии в СМИ всегда были неприязненными, до такой степени, что ещё больше искажали смысл Роквелловской идеи.

• ЭТАП ВТОРОЙ: Обучение. После того как он привлёк бы к себе внимание широкой общественности, он должен был взяться за исправление того ложного представления о национал-социализме, которое прежде создал у людей, и научить их истинной сути и системе убеждений национал-социалистического миросозерцания.

• ЭТАП ТРЕТИЙ: Организация. Заимев обученный кадровый состав из подготовленных партийных руководителей и базу поддержки среди населения, он должен был организовать широкие массы Белых людей, говоря его словами, в “могучую политическую машину”.

• ЭТАП ЧЕТВЁРТЫЙ: Заключительный этап плана Роквелла предусматривал применение созданной им национал-социалистической политической машины для того, чтобы взять власть в стране.

Гласно он всегда утверждал, что намерен прийти к власти законно, выборным путём. Однако, будучи политическим реалистом, в частных беседах признавал, что применит любое средство, необходимое для сохранения Белой расы — не брезгуя ни одной возможностью.

Всех, кто желает подробнее изучить “Четырёхэтапный план” Роквелла, мы отсылаем к последней главе его политической автобиографии “На сей раз весь мир” (1962), где он досконально его излагает (стр. 416422 стандартного издания).

Роквелл рассуждал о своём плане неоднократно и во всеуслышание. С его стороны это был сознательный риск: обычно свои планы врагу не разглашают, а держат их в тайне. Предавая свой план гласности, он надеялся убедить власти (особенно ФБР), что не стремится расшатать и свергнуть правительство силой (что незаконно), а намерен добиться перемен законным и мирным путём. В то же самое время он прилагал усилия к тому, чтобы объяснить сомнительный и скандальный характер своей пропаганды серьёзно настроенным потенциальным новобранцам, которых в ином случае могли бы оттолкнуть её вульгарный стиль, провокационные уличные представления и речи о газовых камерах.

Мероприятия Первого этапа

В последние девять месяцев жизни Роквелл начал переводить партию с Первого этапа на Второй. Но в предыдущие восемь лет он со всем усердием следовал Первому этапу, поэтому ярче всего запомнился мероприятиями и пропагандой именно Первого этапа.

К ним относились уличные представления, когда на марш или пикет выходила горстка (обычно от пяти до десяти) облачённых в форму штурмовиков. Они не только открыто щеголяли Свастикой, но и несли плакаты с намеренно провокационными надписями, например, такими: “На кой сдались черномазые?”, “Еврейских коммунистов и предателей — в газовые камеры” и “Возвращайтесь к себе в Африку”. Единственная задача состояла в том, чтобы привлечь к партии общественное внимание. Иногда случались драки и аресты. Тем лучше, рассуждал Роквелл, ведь всё это обеспечивало скандальную славу, которой он и добивался. Когда ему предоставлялась возможность изложить свои идеи перед широкой аудиторией, как в его знаменитом интервью 1966 года журналу “Плейбой”, он сознательно напускал на себя хулиганский и шутовской вид, так как знал, что, если его речи сочтут чересчур острыми и убедительными, такое интервью ни за что не выпустят в свет.

Печатный материал АНП был также нацелен на скандальную шумиху. Ближе к концу Первого этапа он писал:

“Когда я начинал, я намеренно делал свою пропаганду предельно жёсткой и шокирующее грубой, просто чтобы привлечь внимание. Я неустанно внедрял в умы миллионов американцев простой и прямой образ нашей непримиримой враждебности к “жидам и черномазым”, невзирая на ущерб от этого для нас в других отношениях”.

Важно помнить, что этот подход был целенаправленной тактической мерой, задуманной таким образом, чтобы вынудить враждебные СМИ сделать ему рекламу — любую рекламу, — которую он называл “источником жизненной силы для всякого политического движения”. Он знал, что его деятельность не является отражением серьёзного национал-социализма; что это временное средство, от которого он намерен был отказаться, как только достигнет поставленной задачи и все вокруг заговорят о Джордже Линкольне Роквелле и АНП.

Концепция подтверждается: приход Уильяма Пирса

В ходе своей политической карьеры Роквеллу довелось выступать перед десятками аудиторий в колледжах и университетах. Деятельность этого рода относилась скорее к категории Второго этапа, обучению, чем к Первому этапу. В подобных случаях Роквелл напрямую обращался к людям, на которых хотел повлиять; он не полагался на СМИ или другую третью сторону. Таким образом он мог разъяснять своим слушателям национал-социализм откровенно и серьёзно, без скандальных лозунгов и провокационной символики, которые сопутствовали уличным демонстрациям АНП. Ещё одним достоинством выездных лекций было то, что учебное заведение выплачивало Роквеллу гонорар в несколько сотен долларов. От месяца к месяцу АНП перебивалась на скудном бюджете, и сотрудники штаб-квартиры в Арлингтоне временами сидели на голодном пайке. Благодаря денежным поступлениям из колледжей, партии удавалось держаться на плаву в финансовом смысле.

Одна из таких выездных лекций состоялась 8 марта 1962 г. в калифорнийском Государственном колледже Сан-Диего. Роквелл, облачённый в костюм и при галстуке, держал вежливую речь перед аудиторией из 3000 студентов, рассказывая им об АНП и объясняя её политическую платформу. Выступление шло своим чередом, когда какой-то студент-еврей вскочил с места, запрыгнул на сцену и попытался вырвать у Роквелла микрофон. Роквелл оттолкнул его и пока готовился дать нападавшему отпор, еврей дважды ударил его в лицо, сломав солнцезащитные очки. Прежде чем Роквелл успел отреагировать, двое его охранников схватили еврея со спины и повалили на пол, тумаками заставив его подчиниться. Тогда со своих мест в зале повскакали другие буяны и подняли гвалт, и дальнейшее выступление Роквелла на этом отменили.

На первый взгляд казалось, что в этом раунде победили враги Роквелла: они не дали ему выступить. Но на самом деле евреи невольно сыграли ему на руку. Средства информации по всей стране заговорили о неудачном выступлении Роквелла. Среди тех, кто посмотрел эти сводки новостей, был и Уильям Лютер Пирс, 29-летний профессор физики из Университета штата Орегон. Репортаж о неудачном выступлении, который он увидел в вечерних новостях, мало что поведал Пирсу о взглядах Роквелла, но обстоятельства происшествия его заинтриговали. Из какой-то книги в школьной библиотеке он выудил почтовый адрес АНП и написал Роквеллу письмо.

Мужчины вступили друг с другом в переписку, и в 1964 г. Пирс ушёл с преподавательской должности и переехал жить в другой конец страны, чтобы помогать Роквеллу. Так, по крайней мере отчасти, подтвердился замысел роквелловского плана: шумиха, которую он поднимал, привлекла внимание достойного единомышленника, который признавал, что Роквелл пропагандирует серьёзную идею, пусть даже общественности она представляется сомнительной и полукомичной.

Пирс был очень одарённым человеком большого гражданского мужества и в последующие десятилетия сыграл огромную роль в развитии Движения в США. Служба у Роквелла стала для молодого человека своего рода начальной подготовкой. Официально Пирс так и не вступил в АНП1, хотя Роквелл несколько раз просил его присоединиться к организации и предлагал руководящие полномочия. Одна препона заключалась в том, что Роквелл настаивал, чтобы после вступления тот ежегодно принимал участие хотя бы в одной или двух демонстрациях штурмовиков. “Иначе, — объяснял Роквелл, — люди не будут тебя уважать”. Но демонстрации и весь “нацистский” имидж претили взглядам и характеру Пирса, и вступить он отказался. Спустя короткое время это навредило его карьере в Движении. Но отсутствие в новостях фотографий, на которых Пирс был бы запечатлён марширующим в “нацистской” форме, значило, что в грядущие годы для него будут открыты двери, которые не были бы открыты, если бы такие фотоснимки существовали.

Однако он помогал Роквеллу по-другому, выполняя разного рода неприметную работу и консультируя его. В 1966 году по собственному почину и в основном за собственный счёт Пирс начал выпускать для АНП и его международного отделения, Всемирного союза национал-социалистов, теоретический журнал, который получил название “Национал-социалистический мир”. Журнал стал трибуной для серьёзного обсуждения национал-социализма на высоком интеллектуальном уровне. Он придавал движению Роквелла известный вес и значительность, которых ему прежде недоставало. “НС мир” печатал и переводы письменных трудов времён Третьего Райха, и новый, послевоенный материал. Среди авторов, которые для него писали, наряду с самим Роквеллом, были глава британских НС Колин Джордан, Мэтт Кейл, Бруно Людтке (бывший некогда на руководящей должности в Гитлерюгенде и членом НСДАП) и философ индоевропейского национал-социализма Савитри Деви. Каждому номеру Пирс предпосылал редакционную статью.

Развитие НС теории при Роквелле

Роквелл был не только человеком дела, но и серьёзным мыслителем. В студенческую пору его профилирующим предметом была философия. Роквелл изучал “Мою борьбу” и другие национал-социалистические первоисточники. Он понимал, что учение Гитлера о Природе, Расе, Обществе, марксизме и еврействе в своей сущности верно. Но в то же время он видел, что поражение Гитлера в 1945 г. поменяло мир навсегда. Геополитическая обстановка, сложившаяся до Войны, изменилась безвозвратно. До Войны национал-социалистические и близкие к НС круги придерживались мнения, что каждой Арийской нации изнутри угрожает еврейский капитализм, а снаружи — обосновавшийся в Советском Союзе еврейский большевизм. Следовательно, каждый отдельный Арийский народ или нация должны были защищаться самостоятельно или, как выражался Гитлер, “разработать собственную форму национального возрождения”.

Роквелл понимал, что в послевоенном мироустройстве дела обстояли уже иначе. Опасность нависла не только над отдельными Арийскими странами: под ударом — и под угрозой полного вымирания — оказалась вся Арийская раса целиком. Совершенно логично, рассуждал он, противостоять общерасовой угрозе единым расовым фронтом. Итак, по Роквеллу, политическую работу следовало сосредоточить на расовом вопросе, а национальным проблемам придавать второстепенное значение, тогда как в представлении Гитлера превыше всего было благо нации.

Почти безраздельная сосредоточенность Роквелла на Расе как на вопросе первой важности влекла за собой побочный эффект: все прочие НС проблемы, особенно в общественной и экономической сфере, вытеснялись на периферию. В партийной программе добросовестно упоминались экономическая теория и общественные реформы, но подобные вопросы так и не удостоились подробной проработки и отсутствовали среди главных направлений партийной агитации. Это небрежение усугублялось ещё и тем, что АНП считали — да и она сама себя считала — крайне правой организацией. В правой среде стремление к общественным реформам и экономической справедливости полагали прерогативой левых. Людей, внимания и участия которых Роквелл добивался, такие вопросы почти или вовсе не беспокоили.

Другой проблемой было то, что из-за расовонепримиримого характера пропаганды АНП было невозможно на практике найти точки соприкосновения с чёрными националистами и другими небелыми группами, которые разделяли взгляды национал-социалистов на расовое размежевание. Много писали о попытках Роквелла установить связь с Нацией ислама и другими чёрными сепаратистами, но на деле ничего осязаемого в этом направлении так не было достигнуто, хотя теоретически трансрасовые союзы между национал-социалистами и небелыми, несомненно, возможны.

Всемирный союз национал-социалистов

Стремление Роквелла развить национал-социализм в международное панарийское движение практически воплотилось во Всемирном союзе национал-социалистов. Как отмечалось ранее, концепция “Всемирного союза” уже зрела в его мыслях, когда в 1959 он основал партию под названием “Всемирный союз национал-социалистов за свободное предпринимательство”. Но в первые три года существования АНП такое объединение было всего лишь идеей, а не политической действительностью.

Однако роквелловская АНП вдохновила других национал-социалистов по всему миру на создание подобных партий. Одной их них было Национал-социалистическое движение, основанное в апреле 1962 г. в Великобритании Колином Джорданом. В августе того же года Джордан и НСД организовали лагерь в английской области Котсвольд. Сюда съехались национал-социалисты со всего земного шара, включая и Роквелла.

Среди присутствующих, помимо Роквелла и Джордана, были Бруно Людтке из Германии, Савитри Деви, Джон Тиндалл и Роланд Керр-Ричи, а также делегаты из Австрии, Бельгии и Франции. К концу съезда собравшиеся соратники согласовали ряд предварительных принципиальных положений для “Всемирного союза национал-социалистов” (под давлением европейских товарищей Роквелл согласился опустить слова “за свободное предпринимательство”). Эти положения известны как “Котсвольдские соглашения”. Они провозглашали Колина Джордана международным Вождём, Роквелла — Заместителем международного Вождя, Карла Аллена из АНП — международным Секретарём, а Джона Тиндалла из НСД — Помощником международного Секретаря. В документе оговаривалось, что он является временным и вступит в силу после ратификации “Всемирным нацистским конгрессом”, намеченным на следующий год.

Конгресс 1963 года так и не состоялся. Вскоре после съезда Джордана заключили в тюрьму за политические правонарушения, и международным Вождём стал Роквелл. В 1964 г., когда из АНП после неудавшегося мятежа ушёл Карл Аллен, международным Секретарём стал Мэтт Кейл. “Временная” декларация по сути дела стала постоянной.

Всемирный союз обеспечивал международное стратегическое сотрудничество своих членских организаций (представительство было ограничено одной организацией на страну), а также участие отдельных национал-социалистов из стран, где не было официального отделения ВСНС. Со временем Джордан реорганизовал НСД под названием “Британское движение” и вышел из Всемирного союза.

ВСНС, вопреки чаяниям Роквелла, так и не стал действенным координатором международной национал-социалистической деятельности. Со временем, после его смерти, Союз постепенно зачах и остался только на бумаге, превратился в чисто символическую организацию. Тем не менее он был важен, так как сумел на практике воплотить национал-социализм в панарийское международное движение, а не в расиалистскую разновидность узкого национализма XIX века.

Прецедент массового выступления в Чикаго

Другим прецедентом за авторством Роквелла была попытка превратить национал-социализм в массовое движение Белых американцев.

Летом 1966 г. западную часть Чикаго потрясла череда беспорядков, устроенных принадлежавшими к Белым этническим группам представителями рабочего класса, которые выступали против насильственной интеграции своих районов. Тех, кто стремился разрушить расовую однородность Белых районов, возглавлял молодой Джесси Джексон, к которому вскоре присоединился Мартин Лютер Кинг.

Белые считали, что их предали и политики, которых они избирали, и полиция, которая защищала вторгавшихся на их территорию чёрных демонстрантов за “гражданские права”. Церкви также встали на сторону негров. СМИ разразились нескончаемым потоком враждебной Белым и сочувственной по отношению к чёрным пропаганды. Само собой, влиятельная еврейская община Чикаго выступила против Белых. Особая ненависть назрела у Белых рабочих к агентам по торговле недвижимостью — в большинстве своём евреям, — которые всеми возможными способами, и открыто, и тихой сапой, старались продавать чёрным дома в полностью Белых районах. Все ополчились против них. Кто же встанет на защиту Белого Человека?

АНП держала маленький офис на первом этаже в Белом районе Гейдж-парка, население которого имело итальянские корни. К югу от Гейдж-парка располагался район Маркетт-парка, где проживало множество литовцев и представителей других прибалтийских народов. Роквелл поручил своим людям всеми доступными средствами помогать осаждённым Белым. Шумные ответные протесты Белых переросли в яростные столкновения. Разгневанные Белые быстро взяли на вооружение в качестве своей эмблемы свежее новшество Роквелла — плакаты со свастикой и словами “Власть Белым”.

21 августа Роквелл и его штурмовики (одетые в штатское) устроили массовый митинг в Маркетт-парке. Тысячи Белых встретили одобрительными возгласами призыв Роквелла к единству и власти Белых людей под знаком Свастики. По завершении речи Роквелл прошёл через толпу, которая приветствовала его как героя и победителя и буквально завалила его денежными пожертвованиями.

Враги Белых рабочих — городские власти, полиция, средства информации, священство, чёрные агитаторы и более всего евреи — были ошарашены восторженным приёмом, который разгневанные Белые оказали Роквеллу. Через несколько дней Кинг со своими подручными поспешно подписали с местными политиками договор о “десегрегации” и отменили все намеченные марши и прочие провокации. Кинг пришёл в такое смятение, что уехал из Чикаго и больше уже не возвращался.

10 сентября Роквелл возглавил “Марш Белых людей”, с которым проследовал по Белым районам и вошёл в чёрное гетто. К нему присоединилось около 300 местных граждан. Участников было бы больше, но их отсекли полицейские кордоны. И вновь власти были ошеломлены той поддержкой, которую оказали Роквеллу и АНП простые люди.

Через год Роквелл погиб, и его намерение создать мощную опорную базу для Движения в тех районах, где он добился успеха, так и не воплотилось. Однако он установил прецедент массового выступления. Он доказал, что простые Белые американцы поддержат национал-социализм и национал-социалистическое руководство, когда для этого создадутся подходящие условия.

Последний год Роквелла и переход ко “Второму этапу”

В течение тех нескольких месяцев, что последовали сразу же за событиями в Чикаго, Роквелл занялся оценкой состояния своей партии и успехов, которых она добилась. Он пришёл к выводу, что подошло время сворачивать мероприятия Первого этапа и приступать к созданию движения с более серьёзными имиджем и основными целями. Первого января 1967 г. он переименовал Американскую нацистскую партию в Национал-социалистическую партию Белых людей и начал внедрять другие изменения. Приветствие “Sieg Heil!” было заменено на “Власть Белым!” [“White Power!”], а “Хайль Гитлер!” следовало теперь употреблять только среди членов партии, но никак не публично. Была написана новая литература с новыми иллюстрациями, а прежние издания, которые были намеренно провокационны, были постепенно изъяты из обращения.

В июне в главной штаб-квартире в Арлингтоне состоялся общенациональный съезд руководителей, на котором съехавшихся со всей страны глав местных отделений партии поставили в известность о новых основных целях движения. В августе вышел в свет первый номер ежемесячного таблоида “Власть Белым: Газета Белой революции”, а Роквелл трудился в поте лица, поспешая закончить новую книгу, которую также озаглавил “Власть Белым”.

Конкретной задачей нового подхода к агитации были привлечение новобранцев и создание опорной базы среди Белого среднего класса, а также среди военнослужащих и сотрудников полиции. Особая важность придавалась привлечению мелких предпринимателей.

Именно на этом этапе Роквелл был убит. Его заместитель Мэтт Кейл взял руководство на себя и с помощью других старых партийных бойцов попытался воплотить перемены, которые наметил Роквелл. Насколько удалось Кейлу это предприятие, мы обсудим в следующей статье нашей серии. Пока же отметим, что в представлении многих людей репутация Роквелла, к сожалению, по-прежнему связана с первым этапом его программы, а не со следующим её этапом, который ему так и не удалось полностью претворить в жизнь.

“Чёрная пятница”: 25 августа 1967 г.

28 июня после полудня Роквелл с одним из своих сторонников возвращался в штаб-квартиру, и на подъездной дорожке они упёрлись в кучу мусора, которая мешала им проехать. Пока разбирали завал, из-за деревьев слева от Роквелла грянули два выстрела. Известный своей храбростью Роквелл, который был безоружен, бросился в погоню за нападавшими. Он гнался за ними километра полтора, но те двое успели запрыгнуть в машину и скрыться. В окружную полицию Арлингтона было подано заявление. Несколько недель спустя Роквелл подал заявку на разрешение тайно носить при себе оружие, в чём ему было отказано. С глазу на глаз он рассказывал своим коллегам, что один из нападавших со спины походил на Джона Патлера, бывшего руководящего сотрудника АНП, которого он недавно исключил из партии за халатность и за то, что тот сеял в её рядах рознь.

Спустя два месяца Роквелла застрелили из засады у местного торгового центра. Люди видели, как подозреваемый, по описанию походивший на Патлера, убегал с места преступления, а затем неподалёку арестовали самого Патлера, который стоял на остановке, дожидаясь автобуса.

В 1968 году Патлера осудили за убийство второй степени и приговорили к 20 годам тюремного заключения, из которых он отбыл семь лет. Сейчас, когда пишутся эти строки, он всё ещё жив и обитает в Нью-Йорке.

Таким был трагичный, но предсказуемый конец жизни Роквелла. Ещё в 1962 году он предрёк собственную гибель от руки убийцы, написав: “Я знал, что не доживу до победы, которую сделаю возможной, но не умру до тех пор, пока не сделаю эту победу неизбежной”.

Контакты с Карто

До сих пор при рассмотрении американского национал-социализма 1960-х годов мы ограничивались Роквеллом и его партией. Как мы ранее объясняли, деятельность Роквелла в тот период вызывала настолько большой общественный резонанс, что затмевала собой все остальные группы и прочие попытки распространить НС идеологию.

Однако рассказ о Движении шестидесятых ни в коем случае не был бы полным, если бы мы не упомянули о более умеренном единомышленнике Роквелла — Уиллисе Карто. Если Роквелл был лицом бескомпромиссного Гитлеризма, то Карто пытался обеспечить движению поддержку менее скандальными методами.

Карто, как и Роквелл, был ветераном Второй мировой войны, и его удручал курс, которым страна пошла в послевоенные годы. Он считал, что в правительство пробрались коммунисты и что, кроме того, за коммунизмом стоят евреи. Начиная с середины 1950-х годов, Карто начал публиковать печатные материалы и основал ряд частных предприятий, имея целью открыть Белым американцам глаза на опасность, которая угрожала республике. Но, в отличие от Роквелла, Карто предпочёл действовать внутри самой системы, в частности внутри крайне правого крыла Республиканской партии.

Начиная с 1960 г. Карто и Роквелл встречались с глазу на глаз, чтобы скоординировать усилия. Карто начал с того, что в своём издании “Правда!” [Right!] опубликовал статью Роквелла, где объяснялось, что такое АНП и каковы её методы. За это его резко осудили респектабельные консерваторы, которые полагали, что поддерживать Роквелла за гранью приемлемого, неважно, прав он или нет. Карто просто отмахнулся от этой критики со стороны своих пугливых коллег.

Позже Карто основал издательскую компанию под названием “Полуденная печать” [“Нунтайд пресс”] (которая существует и поныне). Избегая открытой пропаганды национал-социализма, “Нунтайд” занималась публикацией книг и прочих печатных изданий по расовому вопросу и по истории ревизионизма, которые, в сущности, выражали национал-социалистическое мировоззрение. Среди них было рассчитанное на широкого читателя издание книги Фрэнсиса Паркера Йоки “Империя: Философия истории и политики”. Йоки был скорее фашистом, чем национал-социалистом, но тем не менее посвятил свою большую книгу Адольфу Гитлеру, которого назвал “Героем Второй мировой войны”. Карто также занимался лоббированием в конгрессе и другими путями доносил до широкой аудитории по существу ту же самую идеологию, что и Роквелл.

Другие группы

Национальная партия за права штатов {NSRP}, основанная двумя годами ранее АНП, в шестидесятые была крупнейшей в стране группой национал-социалистического толка. Хотя её штаб-квартира располагалась на Юге, её члены и ячейки присутствовали во всех штатах. В 1960 г. Роквелл работал на пределе своих сил, стараясь избежать тюрьмы и привлечь достаточно денег, чтобы в его штаб-квартире не погас свет. В том же году NSRP вступила в выборную президентскую гонку, выдвинув кандидатом в президенты бывшего губернатора Арканзаса Орвала Фобуса, а кандидатом в вице-президенты — адмирала в отставке Джона Кроммелина. Кандидаты от NSRP числились в избирательных бюллетенях пяти штатов и набрали в обшей сложности 300.000 голосов.

Газета NSRP “Удар молнии: мнение Белого человека” на пике популярности насчитывала около 25.000 подписчиков. Для сравнения, у Роквелла список подписчиков не превышал 3000 человек.

И всё же именно Роквелл на протяжении тех десятилетий оказывал и более широкое, и более долговременное воздействие [на людей].

До сего дня не стихает горячий спор о том, что эффективнее: открытая пропаганда национал-социализма или слегка видоизмененный, “американизированный” подход к ней. Несомненно, в повседневной деятельности завуалированный подход сулит незамедлительные преимущества. Но пример Роквелла свидетельствует о том, что в долгосрочной перспективе наилучшие плоды приносит честная, прямолинейная стратегия.

Партия национального возрождения {ПНВ} Джеймса Мадоула тоже вела деятельность на протяжении шестидесятых. Однако до известной степени она превратилась в бледную копию АНП. Несмотря на замену Свастики символом молнии и несмотря на то, что её активистское крыло носило серые рубашки вместо коричневых, она так и не достигла ни той популярности, но того успеха, что сопутствовали Роквеллу.

В середине десятилетия из отколовшихся от АНП членов возникла группа под названием “Белая партия Америки”. Её возглавил Карл Аллен, бывший заместитель коммандера АНП. “Белая партия”, как её обычно называли, пыталась подражать политике и тактике Роквелла, но без использования Свастики и не ссылаясь на Адольфа Гитлера и национал-социализм. Она привлекала тот тип активистов, которым претил “нацистский” имидж Роквелла. Она быстро обогнала АНП по количеству членов. Но, как и ПНВ, по своему влиянию, по силе воздействия [на людей] ей так и не удалось сравняться с Роквеллом

Роквелл пригласил Аллена и руководство Белой партии на ранее упомянутый июньский съезд НСПБЛ. Он надеялся объединить обе группы в одну или, по крайней мере, заключить между ними союз. Однако после начала конференции Аллен затеял с Роквеллом ссору, и делегация от Белой партии демонстративно покинула съезд. Позже, когда выяснилось, что наниматель Аллена состоял сотрудником в одной еврейской конторе, занимавшейся грязными махинациями, Белая партия была распущена. Некоторые подозревают, что партия изначально задумывалась как подсадная утка, чтобы оттянуть на себя людские ресурсы и материальную поддержку, которые в ином случае поспособствовали бы укреплению [партии] Роквелла.

Подведём итог шестидесятым

Для американского национал-социализма 1960-е годы стали временем обновления и экспериментов. Когда в 1945 г. закончилась Вторая мировая война, большинство людей считали, что национал-социализм мёртв и навечно канул в лету, особенно в США, где он, надо сказать, никогда и не был особо силён. Но через храбрость, гений и геркулесов труд одного человека национал-социализм возродился. Пускай при жизни Роквелла его движение и не было особо многочисленным, но он заложил основание для длительного существования и роста своего Дела в будущем. Теперь слово было за теми, кто после него взял на себя руководящие полномочия — им предстояло решить, будет ли воплощён обнаруженный Роквеллом потенциал.


1  В интервью Роберту Гриффину Пирс отмечал, что после убийства Линкольна Роквелла всё-таки добровольно вступил в НСПБЛ (как стала называться АНП), чтобы на тяжёлом переходном этапе помочь руководству.

small Swastika for posts 50x50

ИсточникThe History of American National Socialism — Part VI: The Rockwell Years (1959–1967)The History of American National Socialism — Part VI: The Rockwell Years (1959–1967) by Martin Kerr

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s