Беседа со старым бойцом о национал-социализме и христианстве

САВИТРИ Деви

und_ihr_habt_doch_gesiegt_cut&coloroptimized

Я задала герру Б. ещё вопрос.

— Некоторые, кажется, думают, что могут быть национал-социалистами и в то же время по-прежнему придерживаться, по их выражению, “сути” христианского учения: таких нравственных заповедей как “возлюби ближнего своего” и т.д… Они национал-социалисты (или себя таковыми считают), потому что они хорошие немцы. И, кажется, желают оставить себе суть христианских взглядов на человека, потому что они сами человеческие существа. Я же, напротив, сделала бы что угодно, отдала что угодно и что угодно перенесла, чтобы поддержать интересы Германии, потому что вижу в ней — несмотря ни на что — оплот нового (или же очень старого) совершенно антихристианского национал-социалистического Вельтаншаунга. Я люблю наш Вельтаншаунг как раз потому, что он представляется мне полной противоположностью этого иудеолатинского (или иудеогреческого) ублюдочного порождения — христианства; потому что я была, и останусь, по эстетическим, а также нравственным — и расовым — соображениям, одним из искреннейших и самых непреклонных врагов, которые когда-либо были у христианства. И я никогда не переставала подчёркивать несовместимость этих двух доктрин. Я права?

— Две эти доктрины несовместимы абсолютно, — без колебаний отвечал герр Б., — а курс ваш, помимо того что он щедрая дань величию Германии, ещё и наиболее логический из всех, каким мог бы пойти расово сознательный Арий ненемецкого происхождения. Что же до тех, кто думает, что сумеет совместить нашу Гитлеровскую веру с верой Иисуса Христа, то они недооценивают значение национал-социализма, принимая его за чисто политическое движение, хотя Адольф Гитлер совершенно отчётливо заявил, что несёт “не новый избирательный лозунг, а новое миросозерцание1 — новую философию и новый Образ жизни. А может быть, они по ошибке принимают деяния за дух. Ведь практически ни один режим, кроме нашего, не сумел дать людям, по отношению друг к другу, тех чувств, которые мы привыкли неверно именовать “христианскими”; ни один режим не сделал так много в сфере социальной заботы. Было — и ещё долгое время может быть — целесообразно называть это “позитивным христианством”. На самом деле это никакое не христианство. Мы любим друг друга не потому, что мы “человеческие существа”, а потому, что мы кровные братья — немцы, Арии, — сообща созидающие великий Новый порядок Адольфа Гитлера. Мы любим наших людей и помогаем им не потому, что они “человеческие существа” с “бессмертной душой”, и не как коммунисты — просто потому, что они “человеческие существа” и более ценны, чем все остальные млекопитающие, в силу своей пресловутой “разумности”, а потому, что они немцы — действительные или потенциальные члены природной элиты человечества, то есть единственной части человечества, которая по-настоящему достойна царствовать над остальной жизнью. Да, мы готовы — подобно христианам — помочь в нужде любому человеческому существу, но не потому, однако, что этот мужчина или эта женщина “человек”, а потому, что он или она живое существо. Мы готовы помочь в нужде любому живому существу, и это больше того, что предписано делать христианам. Лишь мы одни “ликвидируем” опасных тварей всех видов: паразитов, евреев, опасные элементы нашей собственной расы, когда такие есть. Мы не верим в пресловутое “достоинство человеческой личности” — кем бы эта личность ни была — лишь по той причине, что-де он или она “человеческого рода”. Нет, такая идея чистый вздор. Но мы любим и уважаем всех существ, которые не стоят на пути нашей предопределённой Богом экспансии.

— От христиан нас отделяет не столько то, что́ мы сделали и готовы сделать снова — даже не умерщвление газом евреев, за которое нас так остервенело бичует лицемерный мир (евреев, количество которых, кстати, столь вопиюще преувеличено — к сожалению! Мне бы очень хотелось, чтобы лживая статистика наших врагов по этому поводу была правдой!) В этом смысле жестокие деяния христианских церквей в прошлом (когда они ещё были молодыми) намного превосходят наши. Нет — от христиан нас отделяет дух и принципы, в котором и во имя которых мы совершаем упомянутые деяния. Важно не то, что мы умерщвляли евреев газом и считаем это пустяком. Важен факт, что мы умерщвляли их газом исключительно для того, чтобы избавиться от них как можно быстрее и дешевле, а не наказать их за те или иные убеждения, не для того, чтобы спасти их души. Важен факт, что никакая церемония, гражданская либо религиозная — ни крещение, ни натурализация — не смогла бы упасти их от их судьбы и тем более не смогла бы сделать кого-либо из них одним из нас; факт, что мы братья по крови, невзирая на любые несущественные личные убеждения, а не братья по убеждениям, мнениям или предпочтениям, невзирая на кровь. Важен факт, что мы привержены нашей Гитлеровской доктрине в силу нашей крови, а не вопреки нашей крови или безотносительно к ней. Даже вы, не будучи немкой, примкнули к нам как Арийка.

— Да, — отвечала я, — во имя красоты и мужественности Ария я и стала таким фанатичным врагом христианства. Я вменяла в вину этой международной чуме смешение крови, которое испортило господствующую расу эллинистического мира первых столетий христианской эры. И видела в предрассудке о “ценности человека” — столь мне отвратительном во всяком случае, — что лежит в её истоке, психологический фактор, в котором берут начало и этот грех, и его последствия. А вскоре не менее решительно осудила те так называемые “мистические” философии, большей частью состряпанные грекоязычными евреями Александрии или с их помощью (как, например, Филон, чей вклад в разложение подлинного эллинизма так красноречиво показал наш враг Эдуар Эррио, сам того не желая)2, которые вымостили дорогу для христианской веры на Ближнем Востоке. Теософия, антропософия, Орден розенкрейцеров, франкмасонство и его разнообразные, более или менее связанные меж собой организации — это современные подобия таких сект… Все они столь же опасны, сколь и христианство, хотя церкви заявляют о своей к ним неприязни. Воистину, загрязнение крови в такой же мере причина, в какой и следствие направлений мысли, которые его оправдывают, поощряют или представляют как нечто незначимое. Тимофей — этот полуеврей — охотно принял новое толкование, данное Павлом еврейскому мессианству (еврейское надувательство на потребу Ариям). А полуевреев в греческих портовых городах в то время было предостаточно. И это иномирное надувательство вскоре поспособствовало зарождению многих других. Это какой-то порочный круг позора и разложения. То же мы видим и сегодня: полуевреи увлекаются враждебными расиализму доктринами; доктринами, которые внушают им уверенность, что они не хуже других. И враждебные расиализму доктрины всех мастей — не от мира и от мира сего — способствуют рождению новых полуевреев. Этот порочный круг, снаружи которого мы стоим, всё ещё не разорван. Вернее, его однажды разорвал наш Гитлер, по крайней мере здесь, в Германии; после катастрофы 1945 года его враги снова привели его в действие.

— Истинная правда! — воскликнул герр Б. — Церкви и ложи (или их подобия) — это в наше время лишь две однонаправленные разновидности силы расового разложения, за освобождение от которой мы ведём борьбу, — силы всемирного еврейства.


1  Адольф Гитлер, “Моя борьба”, кн. II, гл. 1.

2  В своей докторской диссертации о Филоне Иудее.

small Swastika for posts 50x50

Источник: Pilgrimage (“Паломничество”) by Savitri Devi, 1958

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s