Арийский этос и еврейский этос

Питер ПИЛ

Valhalla and Aesir

Эссе увидело свет под псевдонимом Уэйланд Смит летом 1980 года, в первом номере журнала “Национал-социалист”, теоретического печатного органа Всемирного союза национал-социалистов.

* * *

В мире музыки величественные гении Рихарда Вагнера и Людвига ван Бетховена возвышаются над всеми другими композиторами, как Гималаи возвышаются над Альпами. Но тогда как Бетховен был политически наивен, Вагнер обладал глубоким пониманием философии, политики и природы общества.

Цикл Вагнера “Кольцо Нибелунга”, этот шедевр из шедевров, раскрывается нам в нескольких ипостасях. В этом дивном произведении воскресают важнейшие мифы наших арийских предков, и оно проникает в тайники наших душ, пробуждая в нас расовую память и сознательность. Но в то же время в нём аллегорически представлен мир современности.

В 1898 году Бернард Шоу написал блестящую книжицу под названием “Истый вагнерианец”, в которой утверждал, что, по крайней мере, первые три оперы на самом деле представляют собой разгромное изобличение убожества, алчности и мертвящей сути капитализма. На мой взгляд, он сумел весьма убедительно обосновать свою точку зрения. Однако же упустил из виду — полагаю, не сумев разглядеть, а не из каких-то скрытых побуждений, — что, если Вагнер и “социалист”, то социалист определённо расовый и отлично осведомлён о нашем вечном враге, еврее. Два очень важных персонажа “Кольца” — Альберих и Локи (или Логе) символизируют два аспекта разрушительной сути еврея. Присутствует и третий персонаж, Миме, брат Альбериха, который представляет собой известный тип “маленького” еврея, торгаша, барышника, жулика, плута и жалобщика, но им я сейчас не стану заниматься.

Альберих — безобразный, алчный и мстительный карлик — появляется в самой первой опере цикла, Das Rheingold (“Золото Рейна”), и обратите внимание на игру слов: rein по-немецки значит “чистый” или “непорочный”. Золото, которое спрятано в водах Рейна, прекрасная, незапятнанная, природная субстанция, однако Альбериху известно, что оно обладает волшебной силой, которая способна наделить его обладателя властью над миром. Чтобы выкрасть золото, Альбериху приходится отречься от любви, природы и красоты, что он охотно и делает. Золото теряет свою непорочность, оно теперь проклято и становится источником зла и неминуемой погибели для всякого, кто им завладеет, а также орудием для насаждения тирании над всеми остальными.

У Альбериха мы находим еврейскую одержимость сексом без любви. Половая жизнь евреев печально известна тем, что не приносит ни радости, ни удовлетворения. Еврейская литература совершенно не делает из этого тайны. И этим отчасти объясняется неизменное участие евреев в распространении порнографии, их непристойное поведение на людях, терпимость к сексуальным отклонениям, похабщина в речи и так далее.

Что касается Локи, то он не вполне бог: по крови он лишь отчасти родня асам, расе богов. Телесным обликом он напоминает светловолосого еврея — этот особенно отталкивающий типаж, чьи белокурые волосы слегка курчавятся, а водянисто-голубые глаза за тяжёлыми веками глядят по-рыбьи. Однако мне нет нужды углубляться. Читатель сам легко найдёт примеры. Мне же на ум приходят один именитый англидишский актёр и один голливудский “комик”. По отношению к истинно нордическому типу они представляют собою то же самое, что представляет собой идиш по отношению к верхненемецому языку — оскорбительную пародию и извращение. Локи “ассимилированный” еврей, “окультуренный” еврей. И посмотрите, каким его изобразил Вагнер! Он умён — умом разрушителя, — циничен, лукав, мятежен и чрезвычайно коварен. В глубине души он ненавидит и презирает асов, особенно Вотана. И всё-таки асы полагаются на его советы, подобно тому, как многие арийские короли и президенты полагались и полагаются на советы еврейских заговорщиков. Многие арийские властители допускали одну и ту же роковую ошибку в суждении. Их перечень можно начать с фараона, которого провели Иосиф с братьями, либо с известных турецких султанов, которых их еврейские лекари поощряли к распутству.

Хотя поначалу советы Локи приносят успех, с течением времени они неизменно ухудшают положение дел, что в итоге приводит к полной и окончательной катастрофе. К этой-то цели он и стремится. Он испытывает великое удовольствие, всё вернее обрекая богов на неотвратимую гибель. В финале четвёртой оперы, Götterdämmerung (“Гибель богов”), именно огонь Локи поглощает Валгаллу и совершенно уничтожает расу богов.

Таким образом, Альберих и Локи, каждый по-своему, символизируют биологически обусловленное стремление еврея полностью разрушить, подточить и развратить арийские этос и культуру. Они символизируют непримиримую и неизбывную враждебность еврея — его вечную маниакальную тягу к тому, чтобы, так сказать, испражниться на чисто вымытый пол. Еврею совершенно чужд тот культурный этос, который мы, в зависимости от предпочтений, называем арийским, германским или готическим — по крайней мере, если он искренен с самим собой. Некоторые евреи предпринимали нелепую попытку “ассимилироваться”. Обычно внешний облик таких евреев предполагает, что у них есть доля арийской крови. Подобная затея всегда обречена на провал. Еврей, который пытается “переметнуться”, обрекает себя на неизбывную пытку и мучительное раздвоение личности. Но в той же мере страдает и иудаизированный арий — что для нас значительно важнее. Генетически принадлежать к одной расе и пытаться при этом впитать культуру, этос и миропонимание другой расы предприятие примерно столь же бесплодное, как если бы холерная палочка попыталась сосуществовать в симбиозе со своим хозяином, человеком. Естественная биологическая цель холерного вибриона — паразитировать на хозяине и в итоге его уничтожить. Естественная биологическая цель хозяина — уничтожить и искоренить возбудителя болезни. Mit dem Juden, — сказал Человек, Который Пал За Нас, среди развалин пылающего Берлина, —gibt es kein Paktieren, sondern das harte EntwederOder”.1

В 1945 году, с героическим и трагическим концом Третьего Райха, мир вступил в эпоху еврейского господства, которое сегодня стало всецелым, и, как следствие, наша цивилизация занемогла и находится при смерти. Даже если отложить все прочие соображения, символизм действа, когда президент Соединённых Штатов вручает заявление о своей отставке госсекретарю из еврейских иммигрантов, совершенен с художественной точки зрения.2 Однако нам совсем не пристало отчаиваться. В Западном мире повсеместно существует немалое число храбрых и просвещённых арийских братьев, которые никогда не сдадутся и не прекратят борьбу. В конце концов, мы способны победить и непременно победим. Компромисс невозможен. Проникнуться еврейским этосом или жить в удовольствие в иудаизированном мире для нас так же психологически и биологически невозможно, как для еврея сохранять внутренний покой, проживая в нашем мире.

Одно из самых опасных заблуждений тех людей, кого правда пробудила лишь отчасти, состоит в том, что еврея якобы можно переубедить, обратить в единомышленника или перевоспитать и тем самым освободить его от разрушительных традиций его расы. Разрушение, подрывная деятельность, мятеж и растление — это его биологическое оружие в вечной борьбе форм жизни за власть и верховенство. Еврей усвоил это если не сознательным умом, то инстинктивным чутьём самое меньшее два тысячелетия тому назад. После нескольких безуспешных попыток бунта левантийский мир признал собственное военное бессилие перед своими арио-римскими господами. И инстинктивно прибег к самому хитроумному биологическому оружию.

Он выработал у себя религию, которая начала проповедовать сентиментальную, универсальную доброжелательность (которую он неверно наименовал “любовью”), стала упирать на незначительность и временный характер мирских забот и сосредоточилась на предполагаемой загробной жизни. Она осуждала всё, что было великого, сильного и благородного и восхваляла слабость, немощность и покорность. И так она успешно подкосила у арийских властителей их непорочную волю к власти и обратила в руины всю греко-римскую цивилизацию. Если прежде религии служили хранилищами мифов и легенд того или иного народа (как это до сих пор имеет место в иудаизме и синтоизме) и тем самым обеспечивали сохранность его самобытности и целостности, то новая религиозность была вселенской и насквозь демократичной. Бог перестал быть богом отдельного народа, воплощавшим его высочайшие принципы, и превратился в неимоверно далёкого Властелина Вселенной. Человек, соответственно, сделался меньше и ничтожнее, стал словно букашка. И это коснулось всех людей. Цезаря уравняли с презреннейшим рабом. Различия между людьми объявлялись пустяком в сравнении с общим для всех положением, положением чад нового божества.

Произошло нечто странное — что обернулось для нас невероятной удачей. Прогнивший греко-римский мир погиб, но возникла новая готическо-германская арийская цивилизация, которая в эпоху Высокого Средневековья достигла величественных высот. Она в большой мере усвоила терминологию новой религии и выработала сложные ритуалы и церемонии. Она даже построила грандиозные готические соборы, в которых выразились её высочайшие эстетические ценности. Но под поверхностной атрибутикой левантийского оригинала она сохранила полнокровный здравый готическо-германо-арийский этос, которому внешняя религия так и не сумела нанести серьёзного вреда. Европейский крепостной, от России и до Франции, обычно принадлежал к более низкой расовой породе — это было расово нечистокровное порождение “хаоса народов”, по выражению Хьюстона Стюарта Чемберлена. Ни один средневековый дворянин не считал презренного раба своим “братом”. Так называемые “крестовые походы”, несмотря на весь их сознательный идеализм, представляли собой всего лишь набеги викингов, только большего масштаба, и крестоносцы истребляли сарацин с радостным упоением, похваляясь тем, что копыта их коней, когда они въезжали в Иерусалим, по самую бабку обагряла кровь неверных. Сарацин был им братом не более, чем крепостной.

И лишь с подъёмом современного капитализма еврейский этос заявил о себе вновь. Сначала это происходило при посредничестве угрюмых и мрачных неевреев, одержимых Ветхим Заветом. При Французской революции шлюзы иудаизма раскрылись ещё шире, а в течение следующего столетия с всеобщей эмансипацией еврейства — против которой выступал Вагнер — в битву за господство вступили новые многочисленные силы. Увы, и до сего дня большинство нашего фолька даже не ведает, что идёт война. Это неведение, если его не устранить, прикончит нашу цивилизацию, как некогда оно прикончило греко-римскую.


1  “Никакое примирение с евреями невозможно. С ними возможен только иной язык: либо — либо!” (“Моя борьба”, кн. I, конец главы 7).

2  В августе 1974 г. президент Ричард Никсон, следуя установленной законом процедуре, вручил заявление о своей отставке госсекретарю Генри Киссинджеру, еврею, родившемуся за пределами США.

small Swastika for posts 50x50

Источник: Aryan Ethos and Jewish Ethos by Peter H. Peel, 1980

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s